ГлавнаяТелекомСтатьиБудущее военной авиации

Будущее военной авиации

14 сентября 2019 года 12 крылатых ракет и около 20 беспилотных летательных аппаратов, начиненных взрывчаткой, атаковали два крупнейших НПЗ нефтяной компании Aramco в Саудовской Аравии — Абкайк и Хурас. В результате была выведена из строя примерно половина производственных мощностей этих предприятий, что вызвало панику на мировом нефтяном рынке. И хотя атака, по мнению многих экспертов, была произведена с территории Йемена, в Израиле и США ее истинным организатором назвали Иран.

Как полагают многие наблюдатели, из событий 14 сентября следует вывод: военные беспилотники уже завоевали свое место в стратегическом арсенале не только ведущих держав, но и государств, которые принято называть развивающимися. За последние 10 лет количество стран, использующих дистанционно пилотируемые авиационные системы в военных целях, выросло на 58%, до 95. Оказалось, что при помощи недорогих БПЛА можно нанести ущерб исчисляемый не просто миллиардами, а десятками миллиардов долларов. Для полноты картины следует отметить, что подобные БПЛА оказались весьма опасными и для средств ПВО. Подтверждением чего стало поражение 10 мая 2018 года на сирийской военной базе близ Дамаска российского зенитного ракетно-пушечного комплекса (ЗРПК) «Панцирь-С1» израильским дроном-камикадзе IAI Harpy. Мировой рынок ударных БПЛА немедленно отреагировал на эти успехи беспилотников экстраординарным всплеском интереса к столь эффективному оружию. Справедливости ради следует сказать, что подобное развитие событий было предсказано маркетологами американской аналитической компании Orbis Research, которые в рамках доклада «Мировой рынок военных беспилотников 2017-2027» предсказали, что объем рынка беспилотных летательных аппаратов военного назначения к 2027 году должен вырасти до 15,2 млрд. долларов.

Как все начиналось

В этом году идее создания ударного беспилотного летательного аппарата исполняется 110 лет. Впервые использовать самолеты, совершающие полеты без пилота, в качестве средства поражения живой силы противника, предложил американский изобретатель Чарльз Кеттеринг в 1910 году, спустя 7 лет после первого полета братьев Райт. Идея Кеттеринга была проста, однако технически в то время реализовать ее было сложно. Американский изобретатель предложил создать самолет, способный осуществлять полеты без пилота по прямой. Аппарат предполагалось оснастить часовым механизмом, который бы через определенный промежуток времени приводил в действие механизм сброса крыльев, после чего превращался в бомбу. В 1914 году, с началом Первой мировой войны, Кеттеринг получил заказ от Армии США на разработку прототипов устройства, которое, однако, участия в боевых действиях не приняло.

Разработка ударных беспилотников велась на протяжении четырех лет, и в 1918 году военные получили первый прототип устройства под названием Kettering Aerial Torpedo, которое впоследствии получило сокращенное название Kettering Bug. Самолет был выполнен из дерева и папье-маше и оснащался 40-сильным четырехцилиндровым двигателем внутреннего сгорания. Эта силовая установка уже серийно производилась компанией Ford и продавалась по 40 долларов за штуку. Равномерность полета Kettering Bug обеспечивалась гироскопом и альтиметром. Первый полет самолета-бомбы состоялся в октябре 1918 года и завершился провалом. Торпеда слишком резко начала набирать высоту, после чего вошла в штопор и разбилась. Впрочем, последующие испытания аппарата прошли успешно, и он был принят на вооружение. Однако Первая мировая война закончилась, и 45 выпущенных компанией Dayton-Wright Airplane самолетов были поставлены в резерв. Дальнейшие испытания и доработки самолета-бомбы Кеттеринга, способного совершать полеты на расстояние до 120 км, велись и на протяжении 20-х годов прошлого века, но уже в начале 30-х годов финансирование проекта было прекращено. Аппарат признали дорогостоящим и малоэффективным по сравнению с традиционными видами боеприпасов. В общей сложности на разработку проекта и покупку готовых ударных беспилотников США потратили более 300000 долларов.

Kettering Aerial Torpedo

В 1933 году Великобритания создала радиоуправляемый беспилотный аппарат. Беспилотник Queen Bee был разработан на базе биплана Fairy Queen, управление которым осуществлялось по радио с корабля. В испытаниях приняли участие три аппарата, два из которых разбились. Впоследствии, когда конструкция самолета была доработана, аппарат выпускался под названием de Havilland DH 82B Tiger Moth и использовался британскими военными в качестве воздушной цели — пилоты отрабатывали на них приемы ведения воздушного боя. Tiger Moth состоял на вооружении Великобритании с 1934 по 1943 год. В США с 40-х годов прошлого века для обучения летчиков применялись радиосамолеты Radioshare OQ-2.

Темпы развития беспилотной авиации в середине прошлого века начали набирать обороты. Сильное влияние на процесс оказала Вторая мировая война, с началом которой воюющие стороны начали испытывать потребность в более эффективных средствах поражения. Так, в 1941 году СССР несколько раз применял тяжелые бомбардировщики ТБ-3 с радиоуправлением в качестве беспилотников. Впрочем, добиться каких-либо успехов СССР не удалось, и проект беспилотных ТБ-3 был закрыт. В то же время США создали радиоуправляемые БПЛА на базе самолета B-17, которые американцы пытались использовать для нанесения ударов по базам немецких подводных лодок. Этот проект тоже оказался неудачным и был закрыт, однако разработки в этом направлении были продолжены. Уже во время войны в Корее (1950-1953 гг.) американцы успешно использовали радиоуправляемые бомбы Tarzon для уничтожения мостов.

На протяжении Второй мировой войны Германия вела разработку нескольких радиоуправляемых типов беспилотников: бомбы Henschel Hs 293 и Fritz X, ракеты Enzian и самолеты с большим количеством взрывчатого вещества на борту. Однако настоящий прорыв был совершен в 1941 году, когда немецкие инженеры Роберт Луссер и Фритц Госслау разработали самолет V-1 Vergeltungswaffe 1, позднее известный как Fi-103 или Фау-1. Этот самолет стал первым в мире прототипом крылатой ракеты. В Фау-1 использовался пульсирующий воздушно-реактивный двигатель, позволявший устройству развивать скорость до 800 км/ч. «Ракета» оснащалась боеголовкой весом в 847 кг, а управление осуществлялось автопилотом, который удерживал аппарат на заданном курсе и высоте. Фау-1 поступила на вооружение Германии в 1944 году, и тогда же аппарат был впервые использован против Великобритании при бомбардировке Лондона. В конце Второй мировой войны несколько ударов при помощи Фау-1 было нанесено по Антверпену, Льежу и Парижу. Следует отметить, что немецкие разработки периода Второй мировой войны долгое время использовались конструкторами всего мира при создании собственных беспилотных аппаратов. Так, до начала 80-х годов прошлого века наиболее популярной конструкцией фюзеляжа беспилотника считались фюзеляжи Фау-1 («веретено») и самолета Focke-Wulf Fw 189 Uhu («рама»). Причем конструкция Фау-1, несколько измененная, используется и поныне при создании крылатых ракет.

V-1 Vergeltungswaffe 1

В послевоенные годы активным созданием различных типов беспилотных аппаратов начал заниматься СССР. В конце 50-х и начале 60-х годов прошлого века конструкторское бюро имени Туполева разработало беспилотники Ту-123 «Ястреб», Ту-141 «Стриж» и Ту-143 «Рейс». При этом Ту-141 и Ту-143 поставлялись на экспорт в Румынию, Чехословакию, Ирак и Сирию. Ту-143 состоит на вооружении Украины и России в настоящее время. На основе этого комплекса также разработан модернизированный вариант Ту-243 «Рейс-Д», принятый на вооружение в 1999 году. Кстати, СССР практически до начала 90-х годов прошлого века был лидером по производству и использованию беспилотных летательных аппаратов. Одних только Ту-143 было произведено почти 1000 единиц. Реактивный Ту-143 использовался для тактической фото и телевизионной разведки, а также для наблюдения за радиационной обстановкой в квадрате ведения боевых действий. Беспилотник способен развивать скорость до 950 км/ч. Однако с течением времени ситуация резко поменялась. Сегодня российские военные мало используют беспилотники и единственным БПЛА, соответствующим современным стандартам, является комплекс «Типчак», применение которого сильно ограничено из-за высокого уровня шума. Разработку дальнего разведывательно-ударного беспилотника Ту-300 ведет ОКБ «Туполева», РСК «МиГ» проектирует реактивный БПЛА «Скат», а «Транзас» — «Дозор-600», который планируется выпускать в боевой версии. Любопытно, что разведывательные беспилотники предлагаются российскими компаниями в изобилии, однако, по оценке Министерства обороны России, они не удовлетворяют требованиям военных.

Между тем, в США также велась разработка разведывательных беспилотников, которые использовались для слежения за Кубой, а также во время войны во Вьетнаме для фоторазведки. Беспилотные летательные аппараты использовались и Израилем во время арабо-израильского конфликта в 1973 году. Однако, по-настоящему ударных беспилотников с конца Второй мировой войны и практически до начала XXI века не создавалось. Разведывательные беспилотные аппараты все чаще использовались для получения данных о целях, по которым нужно нанести авиационный или ракетный удар.

Военные БПЛА сегодня

В современной истории первыми использовать ударные беспилотные летательные аппараты стали США. В 1995 году армия и ВВС этой страны приняли на вооружение БПЛА MQ-1 Predator, который использовался для разведывательных целей. Спустя несколько лет была проведена модернизация этого аппарата, который получил способность наносить ракетные удары по объектам противника. Боевое применение ударной версии Predator началось в первом десятилетии XXI века в Ираке. Позже эти комплексы начали применяться в Афганистане и Пакистане. Позднее на основе Predator были разработаны ударные беспилотники MQ-9 Reaper и MQ-1C Sky Warrior. Последний аппарат оснащен возможностью управления по спутнику. При этом оператор может находиться в любой точке мира. В настоящее время США являются крупнейшим в мире оператором беспилотных летательных аппаратов — на вооружении страны состоят более 10 тысяч БПЛА в основном разведывательного типа, но есть также и многоцелевые. Их число в ближайшие 30 лет планируется увеличить в 4 раза. Сегодня в США создаются реактивные ударные беспилотники для ВМС и Армии (X-47B и Sky Avenger). Эти аппараты будут сконструированы с применением технологии малозаметности и будут оборудованы внутренними бомбоотсеками. Кроме того, X-47B — беспилотник для флота, сможет проводить дозаправку других БПЛА в воздухе или сам заправляться от летающих-танкеров. Примечательно, что эти аппараты смогут находиться в воздухе до двух суток. Кроме того, американские ВВС уже приступили к разработке технических требований к истребителю шестого поколения, который, предположительно, будет уже беспилотным авиационным комплексом.

Появление дронов XQ-58A Valkyrie сулит новую веху в истории ВВС США. Эти экспериментальные беспилотники способны выполнять часть задач, возлагаемых на F-35, без рисков для пилотов и с гораздо меньшими экономическими последствиями. Иными словами, основная проблема F-35 кроется в том, что современные беспилотники способны выполнять те же задачи с гораздо меньшими затратами. Аппараты XQ-58A не нуждаются во взлетно-посадочной полосе, могут получить стелс-покрытие, несут на борту до 270 кг вооружения, разгоняются до 0.72 Маха, а их радиус действия достигает 3000 морских миль. При условии закупок партий из 100 XQ-58A Valkyrie, один дрон обойдется американцам в 2 млн. долларов. Турция, например, предлагает тихоходные и хорошо заметные на радарах дроны Anka по цене в 30 млн. долларов за аппарат. К тому же, автономная Valkyrie не требует ни постоянной тренировки пилотов, ни комплексного техобслуживания.

Неумолимый прогресс искушает военных и дронами нового типа — частично или полностью автономными аппаратами, в том числе, способными действовать в составе роя. Одна из перспективных систем — AFADS (Armed, Fully-Autonomous Drone Swarm), которая представляет собой вооруженный и полностью автономный рой беспилотников. Развернутый рой AFADS способен обнаружить, идентифицировать и атаковать вражеские цели без вмешательства оператора. Например, американский проект Cluster Swarm предусматривает формирование кластерного роя малых дронов-камикадзе, развертываемых с ракеты. Система напоминает кассетную бомбу CBU-105, наполненную 10 суббоеприпасами BLUE-108/B. Устройства несут на борту инфракрасную головку самонаведения и используются для поражения бронетехники противника в слабозащищенную крышу. CBU-105 действует следующим образом: сброшенная с самолета бомба раскрывается и выпускает кластер суббоеприпасов. Суббоеприпасы раскрывают парашюты и дрейфуют в поисках цели. Оказавшись над целью, они включают реактивные ускорители и поражают ее прямым попаданием. Проект Cluster Swarm подразумевает «упаковку» нескольких дронов-камикадзе в ракеты GMLRS или в ATACMS. Изначально речь шла о раскладных квадрокоптерах, однако трудности с их развертыванием заставили военных обратиться к концепту RQ-16 T-Hawk и его уменьшенной версии EDF-8, способной нести 450 гр полезной нагрузки. Модульная конструкция позволит военным выбирать тип и возможности роя — впрочем, тысяча ручных гранат, каждая из которых с гарантией найдет свою цель, представляет собой практически оружие массового поражения.

США — не единственная страна, которая занимается разработкой роев дронов-камикадзе. Турция развернула тактические дроны-камикадзе Kargu на сирийской границе. Пока что аппараты используются в режиме телеуправления, однако производитель предусмотрел и роевые возможности. Аналогичные технологии разрабатывают и в Китае. Гипотетический рой дронов отличается от большинства современных систем вооружения малой стоимостью разработки и сравнительно низкими требованиями к уровню технологического развития страны-владельца. И что страшнее всего, обзавестись подобными «игрушками» при желании смогут даже негосударственные военизированные группировки.

В отличие от США, долгое время экспортировавших высокотехнологичные военные дроны лишь странам-союзникам, Израиль готов поставлять свою продукцию куда более широкому спектру потребителей. Эта страна уверенно занимает все новые рыночные ниши, поставляя клиентам как разведывательные и ударные аппараты, так и барражирующие боеприпасы. Ряд стран, включая Турцию и Россию, почерпнули у израильских разработчиков значительные фрагменты программы развития БПЛА. Например, история турецких военных дронов начиналась с закупки и переоснащения дронов Heron. По данным за 2018 год в Израиле действовало по меньшей мере 50 компаний и стартапов, суммарно производящих около 165 разновидностей БПЛА. Беспилотники обеспечивают порядка 10% доходов в структуре израильского экспорта военной продукции.

Сегодня израильская компания IAI предлагает клиентам дроны Rotem, запускаемые с рук. IAI Rotem остается в воздухе до 30 минут с боеголовкой весом 1.2 кг или 45 минут в разведывательной конфигурации. Один солдат способен захватить с собой два беспилотника, модуль управления, пару сменных батарей и зарядное устройство. Точность удара боеприпаса — около 1 м. Компания Elbit поставляет барражирующие боеприпасы SkyStrike. Оснащенные 5 боеголовками весом в 5 кг, они способны поражать цели, находящиеся на расстоянии до 20 км. Поглощенная Elbit компания IMI производила дальнобойные боеприпасы Delilah — устройства с 30-килограммовыми боеголовками, способными поражать цели на расстоянии до 250 км. Беспилотники SkyStrike разгоняются до скорости 0,5-0,7 Маха, а к цели ныряют на скорости в 0.85 Маха. Приказ на активацию боеприпаса отдает наземный оператор или пилот самолета. Компания UVision поставляет линейку боеприпасов Hero: от трехкилограммовых Hero-30, предназначенных для поражения живой силы противника, и 12,5-килограммовых противотанковых Hero-120, способных самостоятельно отслеживать движущиеся цели, до 40-килограммового бетонобойного Hero-400, представленного в 2017 году. Самый легкий беспилотник HERO-30 выполнен в ранцевом исполнении, приводится в боевую готовность в течение нескольких минут и разгоняется до 185 км/ч. Аппарат остается в воздухе до 30 минут и может поражать цели в радиусе 5, 10 или 40 км в зависимости от конфигурации. После запуска Hero-400, оператор управляет дроном на протяжении двух часов, выбирая и переключая цели, при этом сохраняется возможность отменить атаку. Еще одна израильская компания Aeronautics разрабатывает и поставляет миниатюрные разведывательные платформы. Это легкие беспилотники с HD-камерами, развертывание которых не требует аэродромов и специализированной логистики.

Еще одна новинка от Aeronautics — 50-килограммовый БПЛА Orbiter 4, который способен нести на борту до 6 кг сенсорной нагрузки и оставаться в воздухе до 25 часов, поднимаясь на высоту до 3 км. Эта модель интересна тем, что выполняет почти полный набор функций, ранее возлагаемых на крупные аппараты, вес которых достигал полутора тонн. Представители Aeronautics предполагают, что несмотря на то что спрос на большие БПЛА сохранится еще, по меньшей мере, в ближайшие несколько лет, миниатюрные тактические дроны смогут все эффективнее решать те же задачи, отличаясь удобством эксплуатации и оптимальными ценовыми показателями.

Новости о ходе проведенной в марте турецкой военной операции «Весенний щит» очень часто сопровождались изображениями беспилотников Anka-S. Несмотря на потерю нескольких аппаратов, турецкие военные отметили критическую роль дронов в достижении военных успехов в регионе. Как мы уже отметили выше, эксперименты Турции с дронами и начало разработки собственных перспективных БПЛА начались в 90-е годы прошлого века. Тогда страна закупила у Израиля несколько разведывательных аппаратов IAI Heron. Сперва их оснастили отечественными тепловизорами и сенсорными системами, а в 2012 году национальная программа развития БПЛА получила значительное финансирование в связи с отказом США от поставок ударных беспилотников. Разработками занялись в компании TAI, первой моделью которой стал аппарат ANKA. А вскоре появился более совершенный Anka-S.

Аппарат Anka-S впервые поднялся в воздух в 2015 году. Дрон получил планирующий боеприпас с лазерным наведением MAM-L. Дальность поражения цели колеблется в диапазоне от 500 м до 8 км. Один командный пункт контролирует до шести БПЛА Anka-S, а управление осуществляется по защищенному спутниковому каналу, что позволяет использовать аппараты даже в условиях радиоэлектронной борьбы со стороны противника. Дроны способны перемещаться по запрограммированным «контрольным точкам», взлетать и садиться в автономном режиме, а в случае потери связи совершать автономную посадку в заранее заданном месте. В ходе операции «Весенний щит» аппараты Anka-S использовались чаще, чем устройства конкурирующей компании Kale Baykar Bayraktar TB2. Вероятнее всего, подобный подход объясняется повышенной грузоподъемностью Anka-2 и его большей эффективностью. Сейчас TAI разрабатывает двухмоторную версию аппарата Anka-2, также известную как Aksungur. Как ожидается, БПЛА получит бомбы весом 230 кг, повышенную выносливость и дополнительные сенсоры. А в Kale-Baykar идет разработка тяжелого беспилотника Bayraktar Akinci. Это серьезная машина, полезная нагрузка которой составляет 1,35 т, а высота полета достигает 12 км.

Успех Anka-S и развитие Anka-2 Aksungar, разработка Bayraktar Akinci, равно как и развитие интегрированных высокоточных микробоеприпасов, делает Турцию единственным конкурентом Китая в области экспорта бюджетных ударных дронов. При этом, многие клиенты Китая отказались от дальнейших закупок дронов в этой стране, ссылаясь на низкое качество аппаратов и проблемы в области обслуживания.

Ситуация с Китаем выглядит очень странно, учитывая успех продукции такой компании, как DJI. Конечно, нельзя сравнивать гражданские и военные дроны, но все-таки какие-то технологии военные Китая могли бы перенять у всемирно известного производителя. Сегодня Китай продает полностью автономные военные дроны, способные атаковать вражеские цели без дополнительных инструкций со стороны оператора. Кроме того, в этой стране разрабатывают военные беспилотники с технологией «стелс», которые также могут оказаться на рынке уже в ближайшем будущем.

Относительные успехи Китая в области экспорта разведывательных и ударных дронов связаны, в том числе, и с тем, что США долгое время не поставляли высокотехнологичные аппараты странам, власти и государственный строй которых оценивались ими как «сомнительные». Администрация президента Трампа отменила большинство соответствующих ограничений, чтобы отвоевать для национальных производителей кусок рынка. Так что, вероятнее всего, в ближайшие годы число покупателей MQ-9 Reaper и MQ-1 Predator существенно возрастет, а китайские дроны CH-4B по причине их низкой эффективности, отойдут на второй план. Хотя, будущее войны предусматривает использование многочисленных роев недорогих БПЛА, незаметных высокоскоростных автономных бомбардировщиков, дронизованных истребителей, интегрированных с массой гетерогенных систем барражирующих боеприпасов и с ведомыми дронами, поддерживающими пилотируемые самолеты, так что на рынке найдется место многим.

Заключение

С каждым годом беспилотная авиация приобретает все большее и большее значение, позволяя воюющим сторонам поражать большее количество объектов противника, подвергая своих солдат меньшему риску. Разработки ударных беспилотников сегодня ведут США, Индия, Израиль, Россия, Китай, некоторые страны Европы и Латинской Америки. При этом тенденция начала плавно перебираться из области авиации и в другие военные сферы. Так, США уже несколько лет работают над автономными боевыми бронеавтомобилями и успешно производят подводные необитаемые аппараты. Можно предположить, что в будущем военная техника, действующая самостоятельно или управляемая людьми дистанционно, будет преобладать над обычными видами вооружения.

 

Статья подготовлена по материалам сайтов lenta.ru, robotrends.ru, defensenews.com, forbes.com и других источников.

Дональд Трамп подписал указ о запрете TikTok и WeChat в США
«Лаборатория Касперского»: в 2020 году в Азербайджане зловреды чаще всего проникают на устройства через съемные носители