ГлавнаяБлогиЗарубежные БлогиПочему в Google сложно получить повышение и иногда проще уволиться. Мнение бывшего сотрудника

Почему в Google сложно получить повышение и иногда проще уволиться. Мнение бывшего сотрудника

Майкл Линч

Майкл Линч проработал в Google четыре года на позиции разработчика программного обеспечения. 1 февраля 2018 года он уволился. Он опубликовал в своём блоге заметку, в которой рассказал, почему так произошло.

Первые два года

После двух первых лет работы в компании Линч был влюблён в Google. Он был уверен, что будет работать в компании и через пять лет. Его окружали лучшие инженеры, которые использовали передовые средства разработки и ели бесплатную еду.

Его работу оценивали как «решительно превосходит ожидания». Менеджер считал, что ему недолго осталось ждать повышения: нужен только правильный проект, чтобы доказать комитету по вопросам продвижения, что он способен быть руководителем.

В Google вопросами повышения занимаются не менеджеры. У них даже нет права голоса. Решение принимает маленький комитет, в который входят старшие программисты и менеджеры, никогда не слышавшие о человеке до того дня, когда им нужно принять решение о его повышении.

Для того чтобы подать заявление на повышение, нужно собрать «промопакет»: письменные рекомендации от коллег по команде, документацию по проектам и мини-эссе, в котором объясняется, почему заявитель заслуживает повышения.

Затем комитет рассматривает пакет наравне с другими заявлениями. За один день он решает, кто получит повышение, а кто нет.

В течение двух лет эта система казалась Линчу прекрасной. Конечно же, его судьбу должен был решать таинственный комитет, члены которого никогда его не встречали. В этом случае, считал он, их решение будет беспристрастным.

Для Линча комитет был всезнающим и справедливым существом. Но в реальности всё было по-другому. Линчу потребовалось два года, чтобы это понять.

Наивное отношение к работе

В то время главной обязанностью Линча была устаревшая линия передачи данных. Она использовалась на протяжении нескольких лет, нагрузка увеличивалась, и линия начала давать сбои. Она часто внезапно, без какого-либо оповещения переставала работать или выдавала неправильные результаты.

С гордостью и заботой он вылечил эту линию: исправил десятки багов и написал несколько автоматизированных тестов, чтобы убедиться, что баги не повторятся.

Подав заявление на повышение, он обнаружил проблему: ни одно из его достижений нельзя было измерить. Он не мог доказать, что его действия были выгодны Google.

Если нет измерений, то не было и работы

Линия передачи данных не записывала много измерений. На основании тех измерений, которые она всё же записывала, можно было прийти к выводу, что Линч сделал только хуже. Обнаружив баги, он увеличил общее число ошибок, потому что перенастроил линию: теперь при обнаружении неправильных данных линия прекращала работу, а не молча передавала их дальше.

Линч существенно уменьшил количество времени, которое разработчики тратили на исправление этих ошибок. Но никто не измерял время разработчиков.

Другая его работа тоже выглядела на бумаге не очень хорошо. Несколько раз он откладывал проекты на недели или даже месяцы, чтобы помочь коллегам по команде, чьи проекты были на грани провала. Это было правильное решение для команды, но оно не выглядело впечатляюще в промопакете.

Линч подал первое заявление и получил ответ, которого и боялся: комитет посчитал, что он не доказал свою способность управляться с техническими сложностями. Комитет также не увидел, какое влияние его работа оказывала на Google.

Уроки, вынесенные после отказа

 Отказ был тяжёлым ударом, но Линч не упал духом. Он чувствовал, что заслуживал повышения, но комитет не видел этого. Это можно было исправить.

Линч решил, что был слишком наивным в эти первые два года. Теперь, поняв процесс, он мог продолжать делать хорошую работу, начав лучше записывать измерения.

Например, его коллеги по команде получали огромное количество оповещений о ложных тревогах. Раньше он бы просто исправил эту проблему, но теперь он знал: чтобы работа хорошо выглядела в промопакете, он должен измерить количество оповещений до и после. Ко времени подачи заявления у него будет впечатляющий график, на котором будет видно, как снижалось количество оповещений о ложной тревоге.

Вскоре Линчу поручили проект, который, казалось, был создан для промопакета. Он касался машинного обучения, которому уделялось и уделяется много внимания в Google. Проект мог бы автоматизировать процесс, который на тот момент выполняли вручную сотни операторов. Одним словом, проект имел значение для Google. Линчу также было поручено контролировать работу младшего разработчика, а это обычно одобрялось комитетом.

Прозрение

Google делает хорошую работу: сотрудники компании чувствуют себя коммуной — не просто работниками, а самим Google.

Линчу потребовалось время, чтобы осознать, что он — не Google. Он оказывал Google услуги за деньги. Осознав это, Линч задался вопросом: если между ним и Google существуют деловые отношения, цель которых — учесть интересы обеих сторон, то почему он тратит время на те задачи, которые служат интересам Google, а не его собственным?

Если комитет не вознаграждает сотрудников за исправление багов или помощь команде, почему он этим занимается?

Работа на повышение

Первый отказ был для Линча плохим уроком. Он решил, что нужно продолжить делать ту же самую работу, только упаковать её так, чтобы она хорошо выглядела для комитета. Ему следовало делать ровно противоположное: выяснить, чего хочет комитет, и делать исключительно эту работу.

Поэтому он выработал новую стратегию. Прежде чем начать выполнять задачу, он спрашивал себя: поможет ли эта задача получить ему повышение? Если ответ был «нет», то он не брался за неё.

А потом проект отменили

Изменились приоритеты. Руководство отдало проект коллегам в Индию. В обмен Линч и его команда получили другой проект.

Он потерял несколько месяцев работы. Так как по этому проекту он не опубликовал ничего, то два месяца, которые он работал над ним, прошли впустую. Потребовалось бы несколько недель, чтобы разогнать проект, который он только получил. Ему предстояло ещё несколько недель тяжёлой работы, чтобы ввести его в эксплуатацию.

Это был третий раз за последние шесть месяцев, когда менеджер перепоручал ему новый проект, в то время как предыдущий был ещё не закончен. Тогда Линч задумался, что вообще происходит.

Google повторяла, что не может оценить его работу, пока не увидит законченный проект. Однако Линч не мог завершить ни один проект, потому что Google забирала незаконченные проекты и поручала ему новые.

Абсурдная ситуация.

Его карьеру определял изменчивый анонимный комитет, члены которого думали о нём только один час за всё время их жизни. Но хуже всего было то, что он не гордился своей работой. Вместо того чтобы спрашивать себя, как он может решить эту сложную задачу, Линч задавался вопросом: «Как я могу сделать так, чтобы эта задача выглядела достаточно сложной для комитета?»

Альтернатива

Приблизительно в это время он узнал об Indie Hackers.

Это онлайн-сообщество основателей малых предприятий, занимавшихся программным обеспечением. Главное слово — «малых». Эти люди не метили в Цукерберги, а хотели построить скромный, доходный бизнес, который оплачивал бы их счета.

Линч всегда хотел основать собственную компанию, разрабатывающую программное обеспечение, но знал только о стартапах Кремниевой долины. Он думал, что основатель подобной компании проводит большую часть времени в поисках инвесторов и в раздумьях о том, как привлечь ещё один миллион пользователей.

Indie Hackers оказалось приятной альтернативой. Большинство из членов сообщества построили свои компании на собственные сбережения или как средство заработка в дополнение к основной работе. Они не отвечали перед инвесторами, и им точно не нужно было что-то доказывать анонимным комитетам.

Конечно, у Indie Hackers были и недостатки. Доходы были менее надёжными, и компаниям угрожали тысячи бедствий. Если бы Линч когда-либо сделал ошибку, которая стоила Google $10 млн, ничего бы не произошло. Его бы попросили написать анализ произошедшего, и все бы радовались возможности учиться на ошибках. Для большинства инди-хакеров ошибка в $10 млн означала бы гибель их бизнеса или жизнь в долгах для нескольких поколений.

Основатели компаний на Indie Hackers завладели вниманием Линча, потому что они управляли всем. Неважно, достигали ли их предприятия успеха или стояли на одном месте несколько лет, эти люди отдавали приказы. В Google Линч не чувствовал, что управлял собственным проектом, не говоря уже о карьере или команде.

Он думал об этом несколько месяцев и, наконец, решился. Он решил, что хочет стать инди-хакером.

И ещё кое-что

В Google у Линча оставались незавершённые дела. После того как он потратил три года на повышение, он не мог уйти без того, чтобы не показать хоть что-нибудь. Оставалось лишь несколько месяцев, прежде чем Линч мог снова подать заявление на повышение. Поэтому он решил попытаться в последний раз.

За шесть недель до окончания отчётного периода его проект отменили. Снова.

Вообще-то не только проект: распустили всю его команду. В Google это было обычным делом. Для этого даже придумали эвфемизм — дефрагментация. Так как проект Линча передали в Индию, его команда должна была начать работать в других сферах компании.

Но Линч всё равно подал заявление на повышение. Через несколько недель менеджер зачитал ему результаты. Его работа оценивалась как «превосходная» — лучшая из возможных оценок, которую получали только 5% сотрудников компании.

Комитет заметил, что за последние полгода Линч доказал, что может работать на руководящих должностях. Как и стоило ожидать, это были те полгода, в которые он работал исключительно на повышение.

Но комитет считал, что полгода — это слишком короткий период, поэтому стоило попытать удачу в следующий раз.

Пора было увольняться.

Что дальше

Когда Линч говорит людям, что уволился из Google, они думают, что у него, должно быть, есть какая-то замечательная идея для стартапа. Только дурак может уйти с такого тёпленького местечка, как должность разработчика программного обеспечения в Google.

Но Линч говорит, что он действительно дурак без идеи.

В его планах — поработать над разными проектами на протяжении нескольких месяцев, чтобы увидеть, удастся ли какой-либо из них:

  • продолжить работу над KetoHub и проверить, сможет ли он сделать проект доходным;
  • построить бизнес на Sia — облачной платформе для хранения файлов, о которой он часто писал;
  • больше писать и найти способы, как на этом заработать.

Google была прекрасным местом работы, где Линч получил много полезных навыков. Уходить, пишет Линч, было тяжело, потому что ему ещё многому предстоит научиться.

Но такие работодатели, как Google, будут всегда. А у него не всегда будет возможность основать собственную компанию, поэтому Линч с нетерпением ждёт, куда приведёт его эта дорога.

vc.ru  |  mtlynch.io

Электрический кроссовер Audi e-tron Quattro оценили дешевле гибридного Q7
Какие дроны используют в мировом кинематографе
Оформление подписки
Оформить подписку на журнал InfoCity вы можете заполнив приведенную
ниже форму. Стоимость одного выпуска — 2 маната.
Ваше имя
Адрес доставки журнала и номер телефона для контактов
Число месяцев подписки
Благодарим вас за подписку!