ГлавнаяИнтервью«Самое большое преимущество Barama — это внутренняя культура»

«Самое большое преимущество Barama — это внутренняя культура»

Центр инноваций и предпринимательства Barama при компании Azercell Telekom был создан в 2009 году с целью поддержки предпринимательства в Азербайджане. В основном Barama осуществляет поддержку стартапов и проектов, действующих в области информационных технологий, способствует их превращению в полноценные компании. За 8 лет деятельности Центра было запущено более 100 проектов, 30 из которых успешно завершены. При поддержке Barama созданы более 10 успешных компаний, действующих в Азербайджане в настоящее время. Начиная с 2014 года, центр Barama, перейдя на более высокий уровень, сформировался как профессиональный бизнес-инкубатор. Современный офис Barama оснащен всем необходимым оборудованием для эффективной реализации идей будущих предпринимателей, которые могут использовать его для своих проектов 24 часа в сутки. В этом году состоялось открытие Центра инноваций и предпринимательства Barama при Бакинском Государственном Университете и при Азербайджанском Технологическом Университете в Гяндже. О том, как Центр Barama пытается влиять на построение экосистемы стартапов в Азербайджане, Infocity решил выяснить у руководителя Центра Имрана Багирова.

— Как вам удается заинтересовать людей, привлечь их к развитию собственных проектов именно в рамках Barama? И что из себя представляет Barama сегодня?

— Мы очень гордимся, что Barama стал первым стартап-инкубатором в Азербайджане. Сейчас я могу именно так назвать наш Центр. Но раньше мы даже сами не очень хорошо представляли, как он должен работать в идеале, принимая во внимание различные экономические ингредиенты. С момента запуска проекта в Barama сменилось 4 менеджера и несколько офисов, но всегда мы больше учились сами, чем пытались учить других. Даже сегодня нельзя сказать, что мы все делаем безукоризненно. До сих пор тестируются и меняются многие принципы работы. Мы продолжаем учиться, используя мировую практику. Продолжаем ошибаться и делаем выводы из этих ошибок. Нет явных и безукоризненных примеров, показывающих, как это должно быть сделано в конкретной стране. Даже примеры реализации инкубаторов стартапов, которые мы видим в Кремниевой долине, нельзя просто скопировать на Азербайджан. Совершенно другая инфраструктура, рынок, менталитет и т.д. Поэтому можно сказать, что нам ближе белорусские или корейские идеи и даже примеры ОАЭ. Кстати, белорусский рынок стартап-инкубаторов — это очень хороший пример, потому что он достиг вполне хорошего уровня за небольшой промежуток времени. Правда, они опережают нас в развитии IТ-экосистемы, но мы изучаем их опыт и адаптируем его на локальном уровне, поэтому нас самих можно считать стартапом тоже.

Историю Barama условно можно разделить на две части. Времена, когда проект не испытывал финансовых проблем, закончились в 2013 году. Люди приходили и уходили, не было особых программ, которые хотелось бы привести в качестве примера. Но 4 года назад был поднят вопрос о дальнейшем существовании Barama, и нам пришлось серьезно задуматься над тем, что происходит в Центре, сможет ли он сам зарабатывать. Тогда и было принято решение сменить бизнес-модель, подходить к реализуемым при нашей поддержке проектам, как к реальному инструменту для развития бизнеса и создания экосистемы. Тогда же было принято решение расширить пул партнеров проекта, в числе которых на тот момент была только компания Azercell. Центр Barama должен был стать проектом для всего Азербайджана, национальным брендом! И как вы сейчас видите, мы активно начали работать с PASHA Bank, и идет процесс подключения новых партнеров.

Также мы пересмотрели те вопросы, которые Barama может решать еще лучше, и стали работать с минимальными расходами. Сейчас большую часть организационных моментов я и две сотрудницы Центра выполняем собственными силами. Основные затраты — это аренда офиса. На проведение хакатонов, семинаров и курсов нужно не так много средств, тем более что очень много желающих помочь нам на безвозмездной основе. Главная цель Barama сегодня — убедить локальных предпринимателей в необходимости ставить перед нашей экосистемой задачи, а не стараться найти и приобрести зарубежное решение. Многие готовы быстро заплатить любые деньги за что-то готовое, чем оказать поддержку молодым талантам, которые хотят и могут приносить пользу здесь. Пока еще редко, но все же удается повлиять на их решение. Особенно благодаря такому стартапу, который поднялся при непосредственном участии Barama и которым мы все очень гордимся, как «Sumaks».

— А в чем заключается секрет «Sumaks», потому что таких решений, как «Avtomaks», на рынке более чем достаточно? Они готовые, по каким-то параметрам превосходят «Avtomaks», а по причине того, что выпускаются большими тиражами, имеют более продуманный дизайн. Но на фоне этого «Sumaks» удалось начать продажи не только в Азербайджане, но и выйти на зарубежный рынок.

— У «Sumaks» очень интересная история, и эта команда в Barama не с первым проектом. Когда появилась идея с «Avtomaks», директор компании Джавид Мамедов и его сотрудники провели массу встреч с разными инвесторами и практически на всех встречах им сказали, что это невозможно. Мы даже организовали встречу с компаниями из Китая, где нам прямо сказали, чтобы вы не сделали, у нас получится дешевле, тем более что на тот момент решение ребят обходилось в пять раз дороже, чем китайские аналоги. Но «Sumaks» был очень сфокусирован на том, что это должен быть азербайджанский продукт. Они верили в себя, верили в то, что смогут удешевить процесс производства. И сейчас мы видим, что «Avtomaks» находится практически в том же ценовом диапазоне, что и устройства от китайских производителей. Не скрою, что еще есть проблемы с упаковкой и дизайном, но главное заключается в том, что «Avtomaks» работает и пользуется спросом. Мы на них смотрим именно как на команду «Sumaks», не зависимо от того, наш это стартап или самостоятельный, мы гордимся ими, приводим в пример другим стартапам.

Секрет «Sumaks», как мне кажется, заключается в руководителе проекта — Джавиде Мамедове. У него есть видение, и он не ищет простого способа заработать деньги. Ему удалось также собрать прекрасную команду, где все являются не только единомышленниками, но и друзьями, которые верят в удачно выбранный путь. Они поставили перед собой цель — сделать IoT-устройство в Азербайджане и планомерно идут к этому все последние годы. Начали с устройств для Умного дома. Проект не выстрелил. Оценив рынок, перевели работу на создание «Avtomaks» на базе той же платформы. И сегодня «Avtomaks» производит неплохие продажи, но еще есть над чем работать. Сейчас компания выходит на другие рынки с новыми продуктами, разрабатывает большой инфраструктурный проект в Баку. Их продукты уже используются в ASAN Xidmət. И это получилось именно в тот момент, когда локальные компании стали экономить при закупках аналогичной продукции за границей по ценам в долларах. А многие не верили в успех.

У «Avtomaks» небольшой рынок, но у них очень кастомизированные предложения, которые можно адаптировать к любой инфраструктуре клиента. И в этом их сильная сторона по сравнению с конкурентами, которые предлагают стандартное решение для всех. Многие просто не могут предложить полный список мер по адаптации платформы, приложения и т.п. под конкретные нужды. А сотрудники «Sumaks» в любой момент могут приехать к вам в офис и на месте решить эти вопросы, тогда как элементарная переписка с иностранной компанией может затянуться.

— Кроме предоставления помещения, технических средств и моральной поддержки, что еще делает Barama для таких проектов?

— Многие думают, что Barama просто раздает деньги стартапам. Но мы не занимаемся такими вещами! Мы предоставляем молодым людям с идеями офис, интернет, даем доступ к базе знаний Azercell и PASHA Bank — возможность получать квалифицированные советы признанных специалистов рынка. Помогаем организовывать встречи на уровне B2B. Если у вас есть интересный продукт и вы нуждаетесь во встрече с какой-то компанией, чтобы его представить, мы выходим на нее и организуем эту встречу. Наши связи на уровне B2B дают гарантию, что для стартапа откроется больше дверей. Но самое большое преимущество Barama — это внутренняя культура, то, что нас отличает от других компаний, пытающихся строить инкубаторы в Азербайджане. Ребята чувствуют себя в Barama как одна семья, делятся своими достижениями, перенимают опыт, помогают. Здесь знания, которые создаются в условиях коллективной работы. Конечно, бывает и так, что у какого-то стартапа не складывается работа и нам приходится с ним расстаться.

— Сколько времени должно пройти, чтобы вы поняли, что тот или иной стартап не «выстрелит» и должен уйти? И как вы отбираете стартапы для инкубатора?

— Стандартно мы выделяем три месяца на своеобразный разгон. К нам приходят с идеей, а через этот промежуток времени мы должны увидеть, что она превратилась в концепцию, стала чем-то ощущаемым. Потом мы даем стартапу еще три месяца, чтобы эти концепты привести в состояние прототипа или чего-то, что можно показать. Обычно после шести месяцев уже становится ясно, получается ли реализовать данную идею или нет. Этого срока достаточно и для того, чтобы посмотреть на человека, на то, что и как он делает, приблизительно понять, насколько проект может быть удачным. Если показатели не столь перспективны или стартап не успевает уложиться в отведенные сроки, они в Barama не смогут быть успешны с этим проектом. Но это не показатель того, что, уйдя из Barama, человек не сможет развить проект дальше.

Кстати, очень жаль, что иногда в Азербайджане стартапы превращаются в шоу. И еще одна тенденция — фейк-стартаперы, которые появляются исключительно на стартап-мероприятиях с целью собрать деньги из призового фонда. Участия в 10-15 таких мероприятиях бывает достаточно, чтобы купить себе машину, дорогой смартфон или оплатить учебу в университете. Безусловно, человеку это помогает, но не помогает стартапам, лишая других возможности развивать свои идеи. Вообще, я считаю, что человек, реализующий идею стартапа, не должен быть человеком с последним iPhone. Он все деньги должен поставить на свою идею. Настолько он должен верить в себя! И перед инвестором он может защищать себя только этим, говоря, что его жизнь зависит от этой идеи. Инвесторы верят таким людям.

Какой у нас подход при выборе стартапов? Даже если кто-то придет в Barama и скажет, что занимается созданием нового Google, мы с ним обязательно будем вести переговоры на серьезные темы. Необходимо понять, насколько это реально. Мы ищем ту изюминку в стартапе, которой у Google может не быть. Она может быть очень маленькая, но Google не сможет скопировать ее у вас. Поэтому мы ищем уникальность. И ищем те решения, которые можно реализовать очень быстро. Пока же с этим не все так просто, потому что на азербайджанском рынке существует нехватка инфраструктуры. Интересным стартапам с глобальными идеями приходится либо уезжать за границу, чтобы развиваться, либо переформатировать свой стартап в какое-то маленькое локальное предприятие.

— А у нас есть глобальные идеи?

— Я слышал, что есть (улыбается). Но если серьезно, то я вижу, что глобальные идеи приходят, но не могут быть реализованы в Азербайджане. Начнем с самого, казалось бы, простого элемента — инвесторов. Азербайджанский инвестор не готов инвестировать сразу в 10 стартапов, ожидая, что взлететь может лишь один, который и покроет все затраты на 9 неудачных. А пока наши инвесторы должны хотя бы понять, как работает этот рынок в Европе, в Америке. Я очень хочу, чтобы в Азербайджане был подход, как в США в сфере Small Business Administration (SBA), когда для стартапов и небольших компаний предусмотрена отдельная поддержка со стороны правительства в вопросах легализации, получения кредитов и т.д. SBA берет под гарантию до 50% долговых обязательств предприятия. У нас были стартапы, которым удалось привлечь инвесторов за границей, но они предлагали им перебираться в ту же Грузию, где инвестиционные налоги меньше. Поэтому нужно строить успешную экосистему, к чему я приглашаю всех участников рынка. Мы хотим, чтобы люди собирались вместе. Пусть даже не Barama выступит в роли платформы. Но необходимо, чтобы стартапы оставались в нашей стране. Если стартап уезжает, то Азербайджан теряет инвестиции, а если участники стартапа начинают работать, испытывая финансовые проблемы, то сам стартап отходит на второй план.

В Азербайджане сегодня существует немало фондов, которые выделяют деньги на реализацию идей. Но когда мы видим, кому и как выделяются эти средства, то возникает масса вопросов. Этот процесс должен быть максимально прозрачен и понятен обществу, тем более что эти суммы немаленькие для азербайджанской экосистемы. Совместно с экосистемой необходимо решать, куда и как их вкладывать, видеть их работу, продвижение. Например, на конкурсе Seedstars World в аудитории были инвесторы с миллионами долларов. Они сидели, слушали презентации наших стартапов и им было очень интересно. Это хороший знак. Мы должны создать условия, чтобы инвестиции попадали в Азербайджан. Успешный стартап — это хорошо для экономики страны. А пока нам нужно еще много работать, чтобы инвесторы приходили и верили, что в Азербайджане их деньги не пропадут, и они будут удачно зарабатывать.

— Как понять разницу между стартапом и частным бизнесом?

— У нас существует такое определение, что если ваш продукт на традиционном рынке создает новый рынок, то есть меняет его восприятие, то это стартап. В этом случае под риск попадает стандартный привычный способ ведения бизнеса. Даже в Amazon и Alibaba до сих пор говорят, что они — стартапы. А это компании с миллиардными оборотами… Они считают, что меняют традиции.

— Какого человека в команде обычно не хватает нашим стартапам? Дизайнера, программиста, маркетолога?

— Обычно, программиста. Проблема в том, что эта профессия очень востребована на рынке, и ребята неплохо зарабатывают. Далеко не каждый готов работать бесплатно, чтобы понять, заработаешь ты потом или нет. Именно их очень проблематично привлечь в стартап. Ведь как работает стартап? Вы со своей идеей собираете команду и говорите программисту — помоги мне, и я тебе дам 5-10% от стартапа. Но неизвестно, когда появятся деньги и будет ли вообще этот стартап успешным. Эта схема практически не работает. Должен быть рынок, свободные люди на нем. А сейчас в Азербайджане даже ребят с базовыми знаниями программирования готовы сразу обеспечить работой с перспективой дальнейшего обучения. Я не говорю про дизайнеров, но их тоже не так много. А вот маркетологов достаточно. Начинка же стартапа должна быть технологичной, а это подразумевает знания и IТ, и математики.

— И как решить эту проблему?

— Я думаю, что не нужно кого-то принудительно заставлять учиться. Люди сами должны решить, кем они хотят быть. Но для этого нужны яркие примеры. Например, директор компании «Sumaks», который сможет позволить себе проехать по Баку в Lamborghini. Молодежь будет смотреть и спрашивать — а кто это? Поймут, что этот человек создал успешный стартап, и будут стремиться получить знания, чтобы приступить к реализации собственных идей. Мы должны создать успешный пример стартапера.

— А как вы относитесь к программам поддержки стартапов других компаний, например, SUP.az или AppLab. Это конкуренты или партнеры?

— На 100% уверен, что мы дружим! Вместе участвуем на мероприятиях, строим экосистему. Да и о какой конкуренции может идти речь, если этот рынок только зарождается. Когда появятся реальные инвестиции, будет вестись борьба за привлечение стартапов, тогда и будем думать о конкуренции. Приведу один пример. Вы, наверное, слышали про стартап Kvotter. Так вот, в прошлом году они стали победителями регионального этапа конкурса Seedstars World, но в то же время этот стартап является резидентом AppLab. То есть Azercell за свои деньги отправил резидента структуры компании Bakcell, а Barama оказал им маркетинговую поддержку. И я не вижу в этом никаких проблем. Мой главный лозунг — вместе и быстрее! Очень надеюсь, что и другие участники процесса это понимают.

— Кстати, почему именно Seedstars World? Наверняка же в мире есть не менее известные инвестиционные проекты.

— Очень хороший вопрос. Мы верим в нейтральность Швейцарии. Мы знаем, что банкам именно этой страны бизнесмены всего мира доверяют свои деньги. Их специалисты очень фокусно подходят к вопросам исследований и разработки. В конце концов, они до сих пор умудряются продавать всему миру часы стоимостью 50-100 тысяч долларов. Сотрудничество с Seedstars выгодно и тем, что это единственная платформа, следящая за развивающимися рынками, связывая хорошие стартапы с потенциальными инвесторами. А вот инвесторы в Seedstars уже не только швейцарцы. В клуб входят не только частные инвесторы, но и представители Nokia, Microsoft, Apple и других не менее известных компаний. Хочу рассказать одну историю, которая наглядно покажет, как работает Seedstars World. На последнем мероприятии свой стартап представляла одна украинская компания. И этот стартап настолько заинтересовал представителей FedEx, что те сразу же провели с ребятами из Украины встречу. По итогам этой встречи команда стартапа этим же вечером прямо в отеле создала новый продукт именно для этого заказчика. Финал истории — к концу мероприятия они уже обговаривали детали контракта. Это говорит о том, насколько высок и серьезен уровень Seedstars World. Инвесторы приезжают с реальными деньгами и хотят видеть, куда их можно инвестировать. И мы можем говорить на этой площадке исключительно о стартапах, забывая о политике.

Глава Uber Трэвис Каланик ушёл в отставку
Мошенники воспользовались популярностью Uber
Оформление подписки
Оформить подписку на журнал InfoCity вы можете заполнив приведенную
ниже форму. Стоимость одного выпуска — 2 маната.
Ваше имя
Адрес доставки журнала и номер телефона для контактов
Число месяцев подписки
Благодарим вас за подписку!